Воскресенье, 18.11.2018, 14:34
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа


Фамилия и герб: немного о принадлежности герба и принадлежности к гербу

Как уже говорилось выше, герб не принадлежит фамилии, но принадлежит роду. Однако бывают такие, казалось бы, совершенно фантастические случаи, когда род принадлежит к гербу, да, как правило, не один род, а сотни и даже тысячи. Обо всем этом ниже.

 

1. Право на герб.

Один из наиболее старых и наиболее далеких от истины геральдических стереотипов находит свое отражение в распространенной фразе, с которой дилетанты обращаются к специалистам. Звучит она приблизительно так: «А какой герб был у фамилии Петренко\Сидоренко\etc.?». Многим почему-то кажется, что герб принадлежит всем носителям конкретной фамилии и, более того, что у абсолютно всех фамилий уже есть давно составленный герб. Разумеется, эти предположения совершенно не верны.

Итак, герб фамилии не принадлежит. Однако тут же возникает иной весьма актуальный вопрос: а принадлежит ли герб, принятый в наши дни, всему роду или только семье, которая его приняла? Ответ на этот вопрос весьма и весьма спорен, и дискуссия на эту тему лежит не столько в плоскости геральдической, сколько в правовой. Для объективного рассмотрения этой проблемы обратимся к традиции.

Истории известны сотни случаев, когда одна часть рода возводилась в дворянство (и, соответственно, получала право на родовой герб), в то время как другая оставалась пребывать в непривилегированном сословии (крестьянстве, мещанстве и т.п.). В таких ситуациях, разумеется, гербом полноправно владела только дворянская ветвь. В наше время широких гражданских свобод и всеобщего равноправия, разумеется, о подобном социальном дроблении рода и думать не приходится. Однако могут ли родственники (т.е. люди, имеющие одного или нескольких общих предков) свободно пользоваться гербом, учрежденным их более активными в этом вопросе родичами?

Герб является объектом частной собственности (хоть и не признается в этом качестве отечественным законодательством), продуктом интеллектуальной деятельности. Право на этот продукт создатель по умолчанию передает владельцу символа (если это не одно и то же лицо). И как любая другая частная собственность, едва ли герб может быть узурпирован в своем качестве передающегося по наследству знака иным лицом, пусть даже связанным родственными узами с владельцем. Именно поэтому принято считать, что право пользоваться вновь созданным гербом распространить на прочих родичей можно только особым указанием. А в условиях отсутствия юридических норм на этот случай достаточно устного позволения.

Переносясь на бытовую почву, подытожим: добропорядочным родственникам, которым приглянулся родовой герб, созданный по заказу сородича, достаточно лишь вежливо спросить разрешения использовать этот герб в качестве общеродового.

Однако что же случится, если таковое разрешение не будет получено? Или если герб по той или иной причине не понравится? Неужели придется довольствоваться тем, что уже имеется? Конечно же, нет.

Другая ветвь рода вправе принять собственный, отличный от первоначального герб. В таких случаях нередко второй герб составляется «по мотивам» первого, чтобы подчеркнуть родственность и преемственность символов.

 

2. Эфемерное наследство.

Очень немногим из ныне живущих семей посчастливилось вести свое происхождение из глубины веков, от благородных предков. В 90% случаев в придачу к богатой родословной им достается в наследство готовый дворянский герб. Однако кроме непосредственно гербового сюжета на щите, такой символ несет и определенный набор статусных элементов: короны, мантии, щитодержателей и т.д. И здесь возникает вопрос об уместности использования герба в первозданном виде.

Существует два основных взгляда на этот вопрос. Не стану утверждать, который из них верен, а просто приведу доводы сторон. Итак, согласно мнению большей части современных геральдистов, потомки дворян, обладавших родовым гербом, имеют полное право использовать этот герб без каких либо структурных изменений. Среди аргументов такой позиции, как правило, встречаются утверждения об отсутствии утвержденной государством процедуры регистрации личных гербов, правил и норм, касающихся гербов. Следовательно, герб, утвержденный властью ушедшего в небытие государства, должен сохранять свой первозданный, утвержденный вид.

Однако если говорить о государственной преемственности, то наследницей законодательной базы Российской империи является современная Россия, но едва ли Украина. Последняя объявила своей предшественницей Украинскую Народную Республику, существовавшую в 1917–1920 гг. (с перерывами), и формально прекратившую свое существование в 1992 г. с передачей государственных символов Президенту современной Украины. Но данные о правовом существовании личных гербов в УНР нам неизвестны, да и едва ли в стране с республиканским демократическим устройством они могли бы иметь место.

Этими фактами оперируют немногочисленные представители противоположной позиции относительно родовых гербов бывших дворян. По их мнению, при сохранении общего гербового сюжета (содержимого щита, нашлемника и девиза, расцветки намета) следует полностью отказаться от статусных элементов, выводя таким образом герб в категорию гражданских, т.е. бессословных. Такая ампутация может показаться превратным толкованием правил герботворчества, однако она прямо проистекает из современной доктрины, которой придерживаются представители как первой, так и второй стороны. Ведь если мы говорим о всеобщем равноправии граждан, то, проецируя это равноправие на геральдическую почву, все граждане должны располагать одинаковым набором статусных элементов в своих гербах. И здесь возникает дилемма: либо дозволить всем пользоваться коронами, щитодержателями и иными подобными элементами, либо запретить такое пользование, но, также, всем.

В любом случае, вопрос остается открытым, но обе стороны сходятся во мнении, что, если роду достался в наследство герб от предков-дворян, то он не имеет морального права отвергать его и сочинять свой собственный, так как пренебрегая этим эфемерным наследством, он пренебрегает памятью о своих родичах.

 

3. Главная особенность родовой геральдики Речи Посполитой.

Итак, мы уже знаем, что герб не принадлежит фамилии. Однако может ли быть так, что фамилия принадлежит к гербу? Ответ неожидан – да, может. Но следует сразу уточнить: «фамилия» не в общем значении этого слова, но «фамилия» в значении «семья, род». Описанная ситуация имеет место быть в родовой геральдике стран, некогда входивших в первую «Республику Обоих Народов» – Речь Посполитую. Таковыми странами, унаследовавшими целиком или частично геральдическую традицию этого государства, являются Польша, Литва, Украина и Белоруссия.

В отличие от всех остальных стран, в РП родовые гербы представляли собой общее имущество многих дворянских родов, не состоящих между собой в кровном родстве. Традиция эта пошла, вероятно, от существовавших на территории современной Польши союзов родов, ставших позже кланами. У каждого клана, объединенного зачастую по территориальному принципу, имелся свой герб, которым в равной степени пользовались все роды, входившие в эту общность. Позже эта геральдическая система передалась в Литву в 1413 г. (Городельская уния) и окончательно закрепилась там и на остальных, в т.ч. русских, землях РП в 1569 г. (Люблинская уния).

В случае возникновения нового дворянского рода, государственная власть приписывала (или дозволяла приписаться самостоятельно) этот род к определенному гербу. Совершенно ясным является тот факт, что подобных гербов было не так уж и много, и все они имели имена собственные. Т.н. «новая шляхта» из украинских и белорусских земель принимала речпосполитские гербы зачастую самостоятельно – обычно, по созвучию фамилии с названием герба, либо же по набору элементов, которые отражали желаемые качества. Таким образом сложилась уникальнейшая геральдическая система, где действительно фамилии принадлежали к гербу.

 

Выводы:

– «на линии огня»: две ветви одного рода могут пользоваться разными гербами, но только если на это есть серьезные основания.

– «голубая кровь»: можно отказаться от статусных элементов, но не от самого герба предков-дворян.

– «польские клейноды»: только в Речи Посполитой не герб принадлежал роду, но род к гербу.